← Назад                         Продолжение →



Очень Серьёзная Басня
(1988)

На Мыльнице жениться
Приспичило Ножу:
Мол, от тебя, девица,
Я с винтиков схожу!

    Она, не будь дурёха* –
    Не пить воды с лица!–
    Нашла, что-де неплохо
    Пойти за удальца.

Герой среди селёдки,
Средь булок и хлебов,
Он резать мог с серёдки,
А мог с любых концов.

    И все его страшились,
    Права за ним признав:
    Опасней всех страшилищ
    Не в меру острый нрав!
   
И вот, в надежде твёрдой
Задравши в небо нос,
К венцу невесту гордо
Он на руках понёс.

    И пара их блистала,
    Прочнее всех была,
    Ведь были из металла
    Отлиты их тела.

Но дни прошли, и скоро
В дела вмешался бес:
Пошли у них раздоры
По поводу и без.

    Хоть пресен, как известно,
    Без них семейный быт,
    Но тут, скажу вам честно,
    Был тормоз подзабыт!
   
И как-то раз – за дело,
А может быть, и нет –
Жена Ножу умело
Намылила хребет.

    Едва он оклемался
    От мыльного куска,
    Как в битву с ним собрался,
    Спасая честь клинка.

Писец настал бы мылу –
Ведь лезвие остро! -
Но мыло вмиг укрыла
Жена в своё нутро.

    Он с поднятым забралом
    Бросался на неё,
    Но панциря не брало,
    Тупилось остриё!
   
А ей того и надо –
Пристроить под пяту.
И жил он с нею рядом,
Теряя остроту.

    Как ни вертелся было
    Порою на пупе,
    Всегда скрывалось мыло
    В надёжной скорлупе.

Утратил он отвагу.
Стал кроток и несмел,
А под конец, бедняга,
И вовсе отупел.

    Мораль, как говорится,
    Понятна и ежу:
    Не стоило жениться
    На Мыльнице Ножу!

             * Вариант для обидчивых: "Обдумав до   к о н ц а..."



ПРИЛОЖЕНИЕ
Друзья мои в долгу не остались и, долго не думая, подняли мою перчатку:


Ответ Сергея


  Пишущему Очень Серьёзные Басни
  для очень несерьёзных соловьёв


  Наверно, дедушка Крылов
  Свихнулся б загодя, когда
  Узнал бы, что влечёт ослов
  Плод баснОСЛОВного труда.

  Так, ныне молодой поэт,
  Припомнив Жаб, Лягух и Змей,
  Забыл цветок стихов – сонет –
  И шпарит басни про друзей.

  Искатель рифм, он между строк
  Решил принять серьёзный вид.
  Не знал, скотина, и не мог
  Знать, ЧТО перо его острит!

  Пред этим долго сомневался
  В аллегоричности зверей;
  Не то, чтоб мщения боялся –
  Отыскивал, что посильней!

  Но Львы, Медведи и Мартышки
  Его устроить не могли,
  Не нравились ни Слон, ни Мышка,
  Ни даже птицы колибрИ,

  Ни земноводные, ни рыбы
  (а Брем молчал уж про иных!);
  узнал про крабов с Караибов,
  нашёл кишечнополостных, -

  Никто из них не показался
  Достойным облика друзей,
  И наш Поэт за вещи взялся,
  Ища забористей словей.

  Всегда, как водится, удача
  Пришла, когда её не ждёшь:
  В столовой как-то на раздаче
  Увидел он блестящий нож!..

  И в тот же вечер, моясь в ванной,
  На мыло с мыльницей взглянул
  И засмеялся как-то странно,
  И вдруг себе же подмигнул.

  Чрез пять минут уже дымилась
  Машинка, белый лист жуя;
  Из стука этого родилась
  Не басня – аж ЭпопеЯ!

  Себе в том полностью отчёт,
  Должно быть, сам не отдавал –
  В ней Нож был полный идиот
  И толк в жратве лишь понимал.

  Женив на Мыльнице его,
  Он тут же кознь состроил им:
  Мол, взяло Нож на мыло зло –
  Пусть мылит кожу, но другим!

  Натешась вдоволь злой игрой,
  Поэт супругов свёл в бою:
  В нём муж был побеждён женой
  А мыло жизнь спасло свою!

  Подумай сам, какой резон
  Мешать супружеской чете?
  Ты грозен, как кентурион
  Не со щитом, а на щите!

  Я тоже съел на баснях зуб
  И напишу, хоть я не злой,
  Про то, как друг мой – Старый Дуб
  Помолвился с Бензопилой!

      (ноябрь 1988)


              Ответ Наташи


 Нежным светом отливая,
 Бледной хрупкостью томя,
 Она просила: «Съешь меня,
 А то я вся сейчас растаю!»

 И Нож, как рыцарь, как герой
 И как Ахилл, как Геркулес
 К ней через стол скорей полез
 В любви признаться неземной.

 Отрезав раз, он был готов
 Пилить, пилить её, пока
 Развеяв дымку сладких снов,
 Его не увела рука.

 Он весь стонал, он весь дрожал,
 Бисквита крошки нёс в душе,
 Но вдруг услышал – гость сказал
 О нём там что-то, о Ноже.

 Он глянул вниз – и снова страсть
 В душе горит огня сильней:
 Увидел он селёдки пасть,
 Страдает он теперь по ней!

 Но вот беда, здесь нет развязки:
 Не режут рыбу после "Сказки",
 Но эту вольность вы простите
 И всё как есть пока примите.

 Была селёдка, хлеб и сыр,
 Был пудинг, студень тоже был,
 Он в мясе сделал много дыр,
 Про помидоры не забыл

  Он резать целый день устал,
  Он отдохнуть хотел,
  Но перед зеркалом вдруг встал
  И на себя воззрел.

  Здесь было всё: и рыбий дух,
  И кровь с мозгов сырых,
  И крошки, и морковь, и лук
  В кусочках отбивных.

  Противный запах, мерзкий вид,
  И наш герой изрядно сник:
  Как он отмоется от них,
  От всех следов побед своих?

  Но есть одна вещица,
  Здесь истина проста,
  Опять в красавца-принца
  Нож превратит она!

  Стоит одиноко, не мылится,
  Совсем незаметна, стыдливая,
  Железно-пузатая Мыльница,
  Простая и терпеливая.

  Мораль сей басни такова:
  Женись иль не женись,
  Но вот Ножу без Мыльницы
  Никак не обойтись!

      (ноябрь 1988)





← Назад                         Продолжение →