Главная           Содержание            Аннотации          Написать отзыв


Стихи восьмидесятых


        Когда-то я пытался писать стихи и даже посещал семинар молодых поэтов Петербурга при Доме литераторов, которым много лет руководила в традициях Константина Симонова его преемница и ученица, поэтесса Нонна Слепакова. Но в конце концов ясно осознал, что необходимых поэту дарований лишён, и потому оставил эти занятия. Сохранилась лишь часть изделий моего давнишнего рифмотворчества  -   поэтического и сатирического. И поскольку это всё-таки кусок жизни, отсвет времени, может быть, тоже близкого кому-то (здесь собраны стихи 1985 - 1991 годов), то я позволил себе включить их в своё «Неполное собрание». Меня лишь утешает при чтении иных поэтических поделок в иных изданиях мысль, что бывает и чуть похуже.
    Нонна Менделевна учила нас, участников семинара, что каждое стихотворение, даже состоящее из одной строчки ("О закрой свои бледные ноги"), требует отдельной страницы или отдельного листа бумаги. Но стихи мои настолько слабы, что не стоят этого правила. Лучше уж пусть они выглядят, как одно целое, - поэтому помещаю их здесь все скопом.





                                          * * *

                  Что за мир, где рождён
                        и живу?
                  Явь во сне или сон
                        наяву?


                              Появился на свет
                                    уж давно я,
                              а две дюжины лет -
                                    стороною.


                  Я врагов не нажил.
                        Почему?
                  Может, жил я во лжи,
                        как в дыму?


                              И завеса кругом
                                    дымовая
                              наползала, врагов
                                    закрывая?


                  Всё бреду, как в бреду,
                        отрешён,
                  напролом не иду –
                        не резон.


                              Как-то странно живу,
                                    бездыханно…
                              Так и жизнь оборву –
                                    как-то странно.


                                          (июль 1988)




                                    ЭПИТАФИЯ (возможно, себе)


                              Стихи не творя, а делая,
                              Сбивал он слова, как доски.
                              Рифмованные или белые –
                              Один чёрт: корявы и плоски.



                              На виршей его полтора кило
                              Из даже простого чудачества
                              Ни листа ни одно не потратило
                              Нипаршивенькое издательство.

                                          (1991)
                                          * * *
                  Не лицом, а торцом –
                  Самым узким концом
                        Нынче жизнь обернулась ко мне.
                  Не скажу, что спиной,
                  А иной стороной,
                        Не оставив довольным вполне.

                  Речи нет и о том,
                  Будто вновь за бортом
                        Оказался я, Богом забыт,
                  Но, сознаться грешно,
                  Так уж вышло оно,
                        Что заел меня суетный быт.

                  Мне не светит борьба,
                  Постелила судьба
                        Из дорожек мне только одну.
                  Ни сверни, ни рискни –
                  Лишь по ней семени,
                        По готовому шей полотну.

                  Как уж тут ни крути,
                  А судьбу мне плести
                        По не мною прошитой канве –
                  Без дуэлей и драк,
                  Без потерь и атак,
                        Не держа козырей в рукаве.

                  Я не то, чтоб жалел,
                  Чтоб хотел свой удел
                        Обвинить, обменять как-нибудь;
                  Вижу сам: повезло,
                  Что в тепло занесло,
                        Что иным этот завиден путь.

                  Но в душе неуют,
                  Да и нервы сдают,
                        Так тесно мне оно, полотно…
                  Что-то надо решить:
                  Порешить или шить
                        До конца по нему, коль дано?

                              (Ноябрь 1988)

                                          * * *
                              На-кось, выгрызи волком
                              Непокорность мою!
                              Не получится толком –
                              Я из праха встаю.

                              Пусть субтильным субъектом
                              Представляюсь весьма –
                              Не притронусь к объедкам,
                              Хоть пустая сума.

                              От пелёнок до савана
                              Я останусь таким –
                              Властьимущего самого
                              Не взлобзаю руки!

                                          (1988)
                                          * * *
                  Наша Русь – монастырь наш родной
                  Со своим, непохожим уставом;
                  Может правым он быть иль неправым,
                  Но не годен уклад нам иной.
                  И не вам, иноземцам лукавым,
                  Тем, кто ищет из спеси дрянной
                  На чужую обитель управу,
                  Кто кладёт уже глаз записной
                  Счёт вести нашим землям и травам,
                  Быть хозяевам нашим заставам,
                  Обладать нашей русской казной,
                  Красотой и копилкой земной,
                  Кладовой золотой и пушной,
                  И подземной рекой нефтяной,
                  И древесною мощью лесной, –
                  Не владеете вы этим правом!

                  Даже если пойдёте войной
                  На ослабшую нашу державу,
                  Подстрекаемы в том сатаной,
                  Либо попросту целью шальной,
                  Или даже для-ради забавы, –
                  Так и знайте: тряхнёт стариной
                  Наш народ православный, честной,
                  Выйдет снова защитником бравым
                  И, побед стародавних во славу,
                  Встанет рядом единой стеной,
                  Против суетной вашей оравы,
                  Против рати несметной чумной,
                  Чтоб явить супостата безглавым
                  Иль развёрнутым к россам спиной,
                  Как являли истории главы
                  Всех, кто лез на нас с думой больной
                  Навести на Россию потраву,
                  Полонить её сворой цепной,
                  Поразжиться добром на халяву, –
                  И на щит натолкнулся стальной.

                  Ну, а коль нам хотите добра вы,
                  Коль придёте без мысли дурной,
                  Но как гость, с разумением здравым,
                  С чистым сердцем и дружбой одной, -
                  Распахнём перед вами дубравы
                  И простор бесконечный, сквозной,
                  Поведём вас на луг заливной,
                  На равнины, на горные главы,
                  Поглядим с них налево, направо
                  И надышимся прелью грибной,
                  И страдой запашистой сенной,
                  И пушистой душистой сосной,
                  И туманной речной пеленой,
                  И морозной тугой тишиной,
                  И берёзовой рощей весной,
                  Полюбуемся ширью степной,
                  И морской необъятной волной,
                  И сибирской тайгой величавой,
                  Всей Россией – бескрайней, хмельной,
                  Хороводной, резной, расписной,
                  Деревянной, кисельной, ржаной,
                  Малахитовой, глиняной, ржавой,
                  Бездорожной, разгульной, квасной,
                  Избяной, скобяной, смоляной,
                  Самоварной и берестяной,
                  И свечной, и молочно-парной...

                  И тогда восхититесь по праву
                  Этой нашей родной стороной
                  И полюбите люд коренной –
                  Необузданный, добрый, смурной,
                  Острословный, простой, заводной;
                  Наши смелые древние нравы,
                  Наши песни, наш пляс озорной,
                  Породнитесь душой со страной –
                  Той, что станет вам тоже родной,
                  И пойдёте к церквям златоглавым,
                  Коим вечно стоять под Луной!

                                          (1991)



                            К ОКТАВЕ

              Законопослушанья образец,
              Какой же ты предстала мне громоздкой!
              Рискнул я оседлать тебя, гордец,
              Но скинут вниз твоих длиннот загвоздкой,
              И с морем строк умаявшись вконец,
              Не смог приноровиться к рамке жёсткой.
              Роднее мне, хоть невелик поэт,
              Ажурный краткостопный силуэт.

                                          (15 – 16 июня 1992)



                  Стерхам обской популяции

                        Чёрно-красно-белый
                                    стерх,
                        разбегаясь смело,
                        устремляет тело
                                    вверх.


                        Выстроясь умело
                                    в клин
                        мчится сорок стрелок
                        сорок ярко-белых
                                    спин.


                        Он хозяин, я лишь -
                                    гость
                        Сколько их осталось?
                        Трепетная малость,
                                    горсть!


                        И молюсь без слов я,
                                    чтоб
                        эту стаю снова
                        встретила весною
                                    Обь.


                        Чёрно-красно-белый
                                    Стерх,
                        Разбегаясь смело,
                        Устремляет тело
                                    Вверх.


                                          (1988)



                                          * * *

                              С изрядной примесью таланта
                                    Перо резво.
                              Ведь Блоку, Данте был он дан-то?
                                    Мне ж – ничего!
                              Не поддаётся мне стихия
                                    Ни стоп, ни строф,
                              И как ни пробую стихи я –
                                    Не то, хоть в кровь!
                              Двух разом не изловишь зайцев,
                                    Учил народ,
                              Но если мне за песни взяться –
                                    Авось пойдёт?

                                          (1988)



                                          * * *
                          Мыслим квадратами.
                          Ромбами чёткими,
                          Суммами, тратами,
                          Ровными сотками;
                          Делим десятками
                          До обнуления,
                          Множим порядками
                          Для округления.

                              Всё перемеряно,
                              Цифрой оправлено,
                              Ходим уверенно,
                              Думаем правильно,
                              Разуму верные,
                              Душами сонные,
                              Высокомерные,
                              Неудивлённые.

                          Замыслы куцые,
                          Помыслы вздорные:
                          Санкции, функции,
                          Символы, формулы;
                          Числами, схемами
                          Мысли стреножены,
                          В том с теоремами
                          Письма заложены.

                              Слушаем новости,
                              Делимся мнением –
                              Фактору совести
                              Нет применения.
                              Сторону доблестей
                              Любим выпячивать,
                              В море условностей
                              Губим ребячливость.

                          Преданы правилам,
                          Судим уверенно –
                          Всех переправили,
                          Всё перемеряли,
                          Неудивлённые,
                          Высокомерные,
                          Душами сонные,
                          Разуму верные.

                              Где запредельное?
                              Где изначальное?
                              Спешка недельная
                              Дни измочалила.
                              Может, когда-нибудь
                              С сердцем условимся,
                              Вскинемся на небо
                              И остановимся?

                                          (лето 1990)

                              Кызыл – яр, солёное озеро

                        Дорога пропылённая
                        Под колесо мне стелется -
                        Велосипеду нравится
                        Катиться под уклон!
                        А озеро солёное,
                        Застыв, не пошевелится,
                        И лёд солей не плавится,
                        Июлем раскалён.

                        И стрекозою сонною
                        Трепещет над просторами
                        Безводными, бесплодными
                        В тяжёлом вихре зной.
                        А озеро солёное,
                        Заняв от кручи сторону,
                        Кристаллами холодными
                        Сверкает подо мной.

                        И, засухой спалённая,
                        Земля хоть капли требует,
                        И солнце переспелое
                        Нависло за спиной.
                        А озеро солёное
                        Игры погод не ведает,
                        Зимой и летом белое
                        Под коркой соляной.

                        Кто правил местным обликом,
                        Пятно лимана выбелив?
                        Кто саваном покойницким
                        Кусок земли накрыл?
                        Когда, зачем из облака
                        Лучи всю влагу выпили,
                        Заставили покой нести
                        Спустив сухим на Крым?

                        Под ним лишь грязь унылая
                        Таится вязким омутом;
                        Как смоль черна, молчит она,
                        Упрятана от глаз.
                        И веет там могилою,
                        И места нет живому там,
                        Где солью всё пропитано,
                        Где свет дневной угас.

                        А дальше, из-за берега,
                        Прожаренного досуха,
                        Полоска моря близится –
                        Спасенья от жары.
                        И, наважденья белого
                        Испив глазами досыта,
                        Спешу я с ним увидеться,
                        Летя в седле с горы.

                                          (1988)

                                          * * *
                  Сколько лет нам пугать себя, люди земли,
                  Сколько ждать этой атомной ночи?
                  Уж не вы ли правы, кто в библейской дали
                  Апокалипсис нам напророчил?

                                    Кто нам срок назначал
                                    И шутя отмечал,
                                    Где начало начал,
                                    Где финальный причал?
                                    Нам свобода сродни,
                                    Но теперь мы одни
                                    Довели свои дни
                                    До глухой западни.

                  Сколько лет ранят свет частоколы ракет?
                  Сколько бед слал вослед себе разум?
                  Много каждому ждать – нам не важен ответ,
                  Лишь бы смертью своей, чтоб не разом…

                                    Хватит, чёрт нас возьми,
                                    Нам десятков восьми,
                                    Но поляжем костьми,
                                    Оставаясь людьми,
                                    А не общей золой,
                                    Сгинув миром долой
                                    Под нависшею злой,
                                    Беспощадной скалой!

                  Сколько лет ожидать нам смертельной зимы?
                  Сколько зим – незелёного лета?
                  Быть ли пиру чумы? Силы тьмы или мы –
                  Кто падёт в битве мрака и света?

                                    Одночасьем худым
                                    Встанет поверху дым,
                                    Ляжет пеплом седым,
                                    Путь закрыв молодым.
                                    В этом адском котле
                                    Всем тонуть нам во мгле
                                    На одном корабле,
                                    Взрезав вены Земле!

                                          (1988)


                                          * * *

                        Ведь где-то есть,
                        Ведь должен быть,
                  Отмечен как-нибудь
                        Никем ещё
                        не хоженый,
                  Наш самый верный путь.


                        Бечёвкой-
                       невидимкою
                  Для каждого из нас
                        Струится он,
                        Единственный,
                  Сквозь каждый день и час.


                        А мы
                        то отдаляемся,
                  Ища себя самих,
                        То с ним опять
                        Сливаемся
                  На день, на час, на миг.


                        И из людей любой,
                        любой
                  Отметил жизнь свою
                        Пускай разок,
                        Пусть небольшой,
                  Но гениальностью.


                        Вот только как,
                        Вот только где
                  Найти и уловить
                        На суше,
                        в воздухе, в воде
                  Невидимую нить?

                                          (1990)

                                          * * *
                              Всё песками ползу,
                                        дням теряя счёт,
                              жду, как манну, грозу,
                                        влагу зря ищу,
                              зря ищу, всех кляня,
                                        крова близкого.
                              Солнце, матерь огня,
                                        крою истово.


                              Жгут лучи, не щадя,
                                        сверлят темя мне.
                              Дотянуть без дождя
                                        хоть до темени!
                              Голод тоже   –   внаём
                                        к испытаниям:
                              глухо тут и с питьём,
                                        и с питанием


                              Мне в такую жару
                                        разум вышибло.
                              «Дух твой вон бы, - ору, -
                                        разом вышел бы!
                              Мало, что ль, ты мне зной
                                        на мозги лило?
                              Не торчи надо мной,
                                        чтоб ты сгинуло!


                              О воде шлю мольбы,
                                        ни черта не ем,
                              ещё ты здесь судьбы
                                        начертанием.
                              Но недаром судьбой
                                        мне враги даны:
                              буду биться с тобой
                                        до погибели!»


                              А светилу – плевать,
                                        недосуг ему
                              воплю смертного внять
                                        недосохшему.
                              Нависает оно
                                        глыбой пламенной,
                              в небеса надо мной
                                        вклинясь намертво.


                              Хрипу, что ль, моему
                                        грош цена уже?
                              Иль корона ему
                                        давит на уши?
                              Только в душу плюёт,
                                        не внимаючи,
                              равнодушия лёд
                                        обжигающий.


                              Вдруг – как молния с глаз
                                        враз исчезло всё.
                              Вопиющий мой глас
                                        в полночь врезался.
                              Я зрачками верчу
                                        полумутными:
                              не пронзить ни лучу
                                        жуть немую тьмы.


                              И шальные глаза
                                        тру до боли я:
                              сон оспорить нельзя,
                                        явь – тем более.
                              Мне б очнуться пора,
                                        да не хочется:
                              значит – снова с утра
                                        в одиночество.


                              Где я силам найду
                                        приложение?
                              Где паду я в чаду
                                        напряжения?
                              Лучше так, чем пластом
                                        дни и ночи спать;
                              лучше враг, чем ничто,
                                        одиночество.


                              Осень, осень кругом,
                                        взвесь туманная.
                              Солнца месяц, другой
                                        жду как манны я.
                              Воют воем ветра,
                                        гонят прочь листву…
                              Привыкать мне пора
                                        к одиночеству.

                                          (1989)


                                          * * *
                                    Карусель недель,
                                    канитель забот,
                                    понедельников,
                                    четвергов, суббот.
                                    Дел отложенных
                                    снежный ком растёт;
                                    жить не можем мы
                                    с прежней скоростью.

                                    Эти вторники,
                                    понедельники,
                                    непокорные,
                                    беспредельные;
                                    среды, пятницы,
                                    воскресения,
                                    неприятности,
                                    опасения;

                                    дни субботние,
                                    четверговые,
                                    мимолётные,
                                    бестолковые;
                                    море дел растёт,
                                    расширяется,
                                    до предела всё
                                    ускоряется.

                                    В мёртвом городе,
                                    в мёрзлых зданиях
                                    день так короток,
                                    ночь так тянется.
                                    Темы новые
                                    выев дочиста,
                                    налегло оно,
                                    одиночество.

                                    Кто откликнется,
                                    отзовётся кто?
                                    У людей в сердцах
                                    нет ни отсвета.
                                    Только ты, как стих,
                                    Тем, что просто есть,
                                    Помогла нести
                                    Бытовухи крест.

                                    Вместе маемся,
                                    кожей скрещены,
                                    и печалимся
                                    тоже вместе мы,
                                    Суетой сует
                                    Вместе движимы,
                                    В карусели той
                                    стали ближе мы,

                                    Но пройдёт, пройдёт
                                    полоса невзгод,
                                    полоса забот,
                                    четвергов, суббот.
                                    Позабудем мы
                                    дней названия,
                                    эти будние
                                    расставания.

                                    Беды с вьюгами
                                    сгинут за море,
                                    друг для друга мы
                                    станем заново,
                                    примем пульс земли
                                    всеми порами…
                                    Только будет ли?
                                    Только скоро ли?

                                          (1990)


                                          * * *
                              Живу как живётся,
                              Пою как поётся
                        И звёзды хватать не тянусь,
                              Люблю, как умею,
                              Уйдёт – не жалею,
                        За длинным рублём не гонюсь.

                              Где царствует мода.
                              Где толпы народа,
                        Я в вихре людском не спешу.
                              Мне «люкса» не надо,
                              Мне воздух – отрада,
                        Которым так жадно дышу.

                              На мелочи, братцы,
                              Не стоит меняться,
                        Не верьте заумным словам.
                              Беспечен и волен,
                              Живу – и доволен.
                        Желаю того же и вам!

                                          (1985)



                                          * * *
             Как часто для добра нам данной силою
             На смерть убийством новым отвечаем мы!
             Ужель нам мало, человеки милые,
             Несчастных случаев и зол нечаянных?

             А ты, недобрая фортуна – иль не видишь ты:
             И без тебя любви и миру в людях нелегко! –
             Зачем же столько ленточек ты финишных
             До срока обрываешь чёрною рукой?

                                          (Май – август 1987)


                                          * * *
                        Если б каждый и любой
                        Был таким, как мы с тобой,
                        Простота бы мир спасала,
                        Всем бы жить свободно стало
                        Без законов кутерьмы,
                        Если б каждый был, как мы.

                        Если б каждый и любой
                        Был таким, как мы с тобой,
                        Жили б все, не пряча взоров,
                        Без запоров и заборов,
                        Без вины и без тюрьмы,
                        Если б каждый был, как мы.

                        Если б каждый и любой
                        Был таким, как мы с тобой,
                        Все ходили бы нагими,
                        Нравы были бы другими,
                        Стали б чистыми умы,
                        Если б каждый был, как мы.

                        Если б каждый и любой
                        Был таким, как мы с тобой,
                        Все бы люди без остатка
                        Жили б счастливо, в достатке,
                        Побороли б силы тьмы,
                        Если б каждый был, как мы.

                                          (1989)


                                          * * *

          Я никому не дал отчёта в том, что делаю,
                                    Да и себе,
          А просто взял и укатил с рассветом за город
                                    В рабочий день.

          На неприятности грозящие рукой махнув,
                                    Забыв про всё,
          Бродил я тихо среди клёнов по траве сырой,
                                    Дыша легко.

          Пронзило солнце пелену тумана раннего,
                                    Поднявшись ввысь,
          И разогнало, испарив дождинок кружево,
                                    Седую муть.

          Сверкали капли на ветвях дрожащей россыпью,
                                    Терялась даль…
          Свободы вкус - он нас острее как-то радует,
                                    Когда нельзя.

                                          (23 сентября 1989)


                                          Девушке с красивым именем Тамила

                              Мне эта злая красота
                              Щекочет нос недосяганьем.
                              Мы тем сильней пьяны желаньем,
                              Чем недоступнее мечта.

                              Твоя краса любому врёт,
                              Дразня желанье, и к тому же
                              Ты так прекрасна лишь снаружи –
                              Я это знаю наперёд.

                              Любви не чувствую большой,
                              Хоть и гляжу, не отрываясь,
                              Стихами по ночам не маюсь –
                              Страдаю телом, не душой.

                              Что ж, пострадаю и пойду –
                              Ты не последняя в году.

                                          (1990)

                Страсти по Маяковскому

         Слова у нас,
                       до нежного
                                          самого
         Металлом жуются,
                                тускнеют,
                                          как «двушки»,
         гремят кругом
                       и сольно,
                                    и ансамблево,
         разя
                 децибелами,
                                    будто из пушки.


         А на деле -
                       тем ярче
                                    горят они,
         Чем бесшумней,
                             чем глубже
                                          упрятаны.

         Хочу
                       сиять заставить
                                                  вновь
         Наитишайшее
                             из слов:
                                          любовь.

         Но говорить
                       о любви
                                    пристало ли,
         Коль на мизинец
                                  её
                                    не представлено?
         А уж если
                       была вам
                                          она б дана,
         То и слов тут
                              любых
                                          не надобно.

                                          (1988)

                    Грустные-прегрустные размышления
                          верноподданного гражданина
                                возле памятника Ильичу


                  Вот Ленин. Шар трёхспальной головы
                  Покоится на тощем постаменте.
                  Притих, - как будто ниже стал травы
                  В текущем историческом моменте.

                  Пикирует на темя птичья рать –
                  Удобный пост для обозренья мира.
                  И кто-то кем-то нанят обтирать
                  Загаженную лысину кумира.

                  Порос травой путь школьников сюда;
                  Стоит чугунный идол, ждёт суда,
                  А суд недолгим быть не обещает

                  Стоит, заброшен людом, одинок,
                  И в парке этот тихий уголок
                  Лишь мамки с малышами навещают.

                                          (1990)

                                          Молитва

                              Дай, Боже, мне понятия,
                              Чтоб мог бы дурь прогнати я,
                              Чтоб делал всё по-умному,
                              Чтоб жил бы, как задумано.

                              Не дай мне, Бог, маразма,
                              Пошли мне ума-разума,
                              Дай жить пускай не вечно,
                              Но сделать, что намечено.

                              Наставь на путь удачный,
                              Тобою мне назначенный,
                              А там – на Тя лишь уповать,
                              Да самому не оплошать!

                                          (Апрель 1990)

                                                          * * *

                              Дай бог красиво мне уйти,
                              Когда б дела на то пошли.
                              Ведь быть концу, как ни крути –
                              Продлишь ли, поторопишь ли.

                              Аккордом светлым и простым
                              Хочу закончить жизни гимн,
                              Чтоб лёгкий след её простыл
                              Себе не в тягость и другим.

                              К чему уж там пророчества:
                              Случится раньше, позже ли…
                              Не многого ль нам хочется,
                              Понявши вдруг, что отжили?

                              Живи, коль жив пока ещё!
                              А скоро ль – знать не нам дано.
                              Успеешь – так покаешься,
                              А нет – так и не надобно.

                              Шепнул бы кто в послений миг:
                              «Ну, вот и спета песенка!» –
                              тогда б к подушке я приник,
                              насвистывая весело.

                              И в ночь последнюю мою
                              Умчусь быстрей кометы я.
                              Успею – прошепчу: «Адью,
                              Финита ля комедия!»

                              Ещё сострить бы что-нибудь –
                              Хватило б лишь умишка мне –
                              И в путь пуститься по небу:
                              Вот Мишка был – и Мишки нет.

                              Не нужно драм, не нужно слёз!
                              Того, что все я сдал очки,
                              Не принимайте вы всерьёз:
                              Я вышел из считалочки.

                              Хочу концы легко отдать,
                              Шутя и безболезненно,
                              Чтоб кровь и слюни не пускать,
                              И хрип не лез бы из меня.

                              Из нас конец такой ни с кем
                              Да не случился б суетный!
                              Придёт он – сном покойницким
                              И без хлопот уснули б мы.

                              Явись-ка ты красавицей,
                              С косой старуха грозная,
                              Должна ты мне понравиться,
                              Коль на свиданье позван я.

                              О встрече думать некогда,
                              Покуда жив я и в пути.
                              Когда же выйдут все года –
                              Дай Бог красиво мне уйти.

                                          (Март 1988)


                                  К своей юности

          Я увидел сегодня – ты словно с иконы
                        Глянула с грустью на миг,
          Восемнадцатилетний старик, умудрённый
                        Следом мучений твоих.
          Право, стоит тебя пожалеть, дорогая,
                        В шутку и даже всерьёз:
          Всё решала ты, робко к великим взывая,
                        Неразрешимый вопрос.

          Всё карабкалась слепо к вершине духовной,
                        Чтобы сорваться опять,
          Но, из лап вырываясь у скверны греховной,
                        Вновь начинала взлезать.
          И в кумирах себя находя по осколку,
                        Дальше тропою их шла,
          И дивлюсь я тебе, вспоминая, по скольку
                        Ты в этих судьбах жила.

          Позабыв, что чужой сокровенной работы
                        Мало, чтоб выдать своё,
          В окруженьи шедевров жила без забот ты,
                        Канув душой в забытьё.
          В меланхолии праздной, то с ними играя,
                        То поливая слезой,
          Проживала ты век свой от края до края,
                        Недолговечный такой.

          Потому-то, несчастная, после паденья
                        Лёжа на жёсткой земле,
          Вновь искала отчаянно, до наважденья,
                        Свет маяка ты во мгле.
          И сегодня, былое раскрыв, поражённый
                        Язвой страданий твоих,
          Я увидел впервые, как словно с иконы
                        Ты мне явилась на миг.

                                          (1982)


                                          * * *

           «Я гадка, -
                              сказала себе ягодка,
           А была она
                              ещё зелёною, -
           Не бывать мне любой,
                              как подруженькам,
           И не стать
                              людскою мне усладою.

           А подруженьки,
                              одна другой красней,
           Все налиты соком –
                              выбирай на вкус.
           Что идёт кто мимо –
                              всяк наклонится,
           И берёт
                              любой себе по ягодке.

           Так и всех их
                              разобрали к осени,
           Разобрали скоро,
                              не подумавши,
           А подумать крепко
                              уж потом пришлось:
           И красны случались,
                              да на вкус горьки.

           И одна осталась
                              наша ягодка
           На кусте малины
                              без подруженек,
           И укрылась
                              под зелёным листиком:
           Не хочу, мол,
                              быть я посмеянием.

           И росла она себе
                              под листиком,
           Никаким прохожим
                              не замечена,
           Да и выросла,
                              сама не ведая,
           В раскрасавицу
                              малину-ягоду.

           Из-под листика
                              того усохшего
           Стала всем видна
                              отныне издали:
           Как спела-то,
                              велика да сахарна –
           Вот и ей настало
                              нынче времечко!

           И на стол попала
                              к принцу знатному
           На особой чаше
                              позолоченной.
           И уж как она ему
                              поглянулась,
           Да какой усладою
                              была ему!

           А ещё он взял-то
                              её семечки,
           Посадил-то их
                              в сыру земелюшку
           И взрастил-то он
                              росточки новые.
           Уж такие –
                              всем на заглядение!


                                         (1991)


Стихи,   посвящённые  Светлане

(осень   1987   –   весна   1989)


                                    * * *

                        Как жаль,что впрок не запасу
                        Благоухания в лесу
                                  Фиалки ранней,
                        И, улетая в никуда.
                        Под небом тает навсегда
                                 Её дыханье.


                        Твои уста букет таят,
                        И драгоценный аромат
                                  Испив однажды,
                        Хочу с тех пор не упустить
                        И до последних дней ловить
                                 Твой выдох каждый.


                        Хочу я быть со всех сторон
                        Незримо связан, оплетён
                                 Волшебной тканью;
                        И день, и ночь хочу опять
                        Дразня чутьё своё, вдыхать
                                 твоё дыханье.



                                    * * *

         Прикрывшись зонтиком кокетства,
         Иные, коих не сочту,
         За этим всем знакомым средством
         Свою скрывают пустоту.


         Но ты, как рыбка, мели пляжной
         Предпочитаешь глубину,
         А рыбке зонтик, знает каждый,
         Само собою, ни к чему!



                              На фотографию

                  Дева резным силуэтом на бреге вечернем темнеет,
                  Вкруг её рябью златою волны осыпал закат;
                  Тихо касаясь власов, дева стоит, недвижима.
                  Счастье, что миг сей оставлен ценителя взор услаждать!



                                    * * *


                              Там, где безумствует жизнь городская,
                              Где увлекает гремящий поток,
                              Трепетно тянется вверх, не сникая,
                              Хрупкий, изящный, чудесный цветок.

                              Свеж и душист, ни на миг он не вянет,
                              Только мечта для него – госпожа.
                              Ношу забот без усилья он тянет,
                              В городе с ней бесконечно кружа.

                              Не убивает в нём прелести дикой
                              Города злого сверкающий нерв.
                              Так сквозь асфальт с первозданностью тихой
                              Зелень весенняя тянется вверх.



                              Этот цветок моей милой зовётся,
                              Той, что одна меня счастье поит;
                              Не исчерпать мне святого колодца,
                              Чистой росой до краёв он налит.

                              Хрупок он так, стебелёк тонконогий,
                              Что не могу не молить про себя:
                              Только б судьба не была к нему строгой,
                              Только б его берегла, не губя!

                              Мне никуда от тревоги не деться,
                              Чтобы, как я, это жизнь поняла
                              И для души этой, нежной и детской,
                              Вся пролегла бы легка и светла.



                              Пусть же не будут изведаны милой
                              Боль и потери, обида и зло,
                              Пусть, не коснувшись, проносится мимо
                              Бед ненасытных воронье крыло.

                              Боже, пошли ты ей радостей многих,
                              Многие лета безоблачных дней,
                              Чтобы усыпаны были дороги
                              Роз лепестками в сиянье огней;

                              Чтобы, о чём бы судьбу ни просила,
                              Не изменяла ей счастья звезда!
                              Если Тебе одному не под силу,
                              Я буду, Бог, Тебе в помощь всегда.

                                    * * *
                   Отныне воркованьем голубиным
                   Тебя занять надолго не рискну:
                   В тебе нашёл такие я глубины,
                   Что оценил немую глубину.

                      Тебя грошовой лестью не удержишь,
                      Тебя медовой речью не пленишь,
                      Не покорит тебя пустая дерзость, -
                      Но если отыщу я слово сердцем –
                      Меня ты нежным взором осенишь.

                   Как зажигает мёд янтарный соты,
                   Так благородством высвечен твой ум:
                   В тебе нашёл такие я высоты,
                   Что сам избавлен стал от низких дум.

                      Не разглядеть с вершин твоих духовных
                      Всю низменную пыль земных сует;
                      Паря с рожденья в высях безгреховных,
                      Дурное отряхнуть тебе легко в них,
                      И в этом твоей святости секрет.

                   Не опускай от скромности лицо ты –
                   Милее не найти на свете лиц:
                   В тебе нашёл такие я красоты,
                   Что не имеют в прелести границ.

                      Твоя краса – не эталон закона,
                      Она в движенье линий и души;
                      Дыши, как не вольна дышать икона,
                      Не стынь в прекрасной форме, как мадонна,
                      И блики облика, прошу, не затуши!

                   Слова теперь извечные, простые
                   Я первыми возвёл на пьедестал:
                   С тобой изведал столько доброты я,
                   Что тёмным чувствам верить перестал.

                      Заботлива, спокойна и воздушна,
                      Приветлива, изящна и мила,
                      Со мною так ровна, великодушна,
                      Советам сердца чуткого послушна,
                      Ты нежность мне с лихвою отдала.

                   Не буду низводить повтором частым
                   Слова о том, что нас с тобой свело:
                   Меня таким ты одарила счастьем.
                   Что за пределы слов оно зашло.

                      И странствовать ему по бездорожью,
                      Где знаков и путей словесных нет,
                      Где слову изречённому быть ложью…
                      Но вновь и вновь, не веря в помощь божью,
                      Стихом воспеть пытаюсь твой портрет.

                                    * * *
                  Тусклая «двушка», денёк озари
                          Голосом ясным, как лучик,
                  Двери в симфонию мне отвори:
                              Два-девять-три,
                              Два по пять,
                              Сорок три -
                          Мой нетеряемый ключик.

                          Пусть дождик моросящий,
                          Пусть всё серо, как ящик,
                          Который я монеткой,
                             Как конфеткой, накормлю, -
                          Но деловито щёлкнув,
                          Её сглотнёт он в щёлку –
                          И сразу небо радугой
                             Мне вспыхнет во хмелю!

                  В трубку могу от зари до зари
                          Слушать тебя с замираньем,
                  Ты только что-нибудь мне говори!
                              Два-девять-три,
                              Два по пять,
                              Сорок три -
                          Стало моим заклинаньем .

                          Унять бы лихорадку,
                          Набрать бы по порядку,
                          В волненьи не напутав бы –
                             Монеток только две!
                          И, как разведчик шифры,
                          Ношу я эти цифры
                          Неведомым, невидимым
                             Секретом в голове.

                  Скажут,поспорив со мной:«Повтори
                          Номер её среди ночи!» –
                  И проиграют хоть сотню пари!
                              Два-девять-три,
                              Два по пять,
                              Сорок три –
                          Вспомню во сне, как «Наш отче…»!

                          И где бы ни носила
                          Меня мирская сила –
                          На улице соседней
                             Иль за три-девять земель, –
                          Лишь покручу я диском –
                          И голос станет близким,
                          И зажурчит мне слов твоих
                             Нежнейшая свирель!

                                    * * *
                        Я сегодня глуп, как пробка,
                        Бес шальной в меня вскочил:
                        Объяснившись с нею робко.
                        Я надежду получил!

                              Без дела по городу
                                  Езжу, кружу
                              И счастье за бороду
                                  Крепко держу.
                              А снег уже тает,
                                  Ручьями звеня,
                              И радость порхает
                                  В груди у меня.

                        Где вы, мысли мои ясны?
                        Разбежались кто куда.
                        Ум и радость не согласны
                        Жить в согласьи никогда.

                              За бороду гордо
                                  Я счастье держу,
                              Как с писаной торбой
                                  С ним езжу, кружу.
                              А солнцем нахальным
                                  Все лужи полны,
                              И всех нынче жаль мне
                                  За то, что умны.

                        Я сегодня глуп, как пробка,
                        Мудрено с ума сойти:
                        В черепной моей коробке
                        Хоть шаром теперь кати!

                              И долго, за бороду
                                  Счастье держа,
                              Я буду по городу
                                  Ездить, кружа,
                              И слушать весенние
                                  Трели синиц,
                              А сердцу веселью
                                  Не будет границ.

                                    * * *

                        Ты поэмой от поэзии природной
                        Льёшься тихо сквозь гармонию земли…

                              И не вдруг, а лишь с работою духовной -
                              Благодарной, благородной, плодородной
                              На меня красоты слога снизошли.

                        Был мне кладом, что на дне морском хранится.
                        Был мне книгой тайной мир далёкий твой…

                              Но едва открылась первая страница,
                              Захотелось мне от жизни отстраниться
                              И уйти, укрыться чтеньем с головой.

                        Удивляться стану каждому куплету,
                        Изучать тебя, как небо астроном…

                              Благодарен я вовек тому поэту,
                              Что годами создавал поэму эту,
                              В материале воплотив её земном.

                                    * * *

                              Любуюсь вершиной я издали горной,
                              Осанкой её, ослепительно гордой,
                              Стеной ледяной, что мерцает на ней…
                              Таких же красоток встречал я спесивых –
                              тем строже надменных, чем ярче красивых,
                              И тем недоступней, чем манят сильней.

                              Но разве могла бы гордыня любая,
                              Пусть даже такая, что, снегом сверкая,
                              Отвесною кручею дразнит своей,
                              Меня покориться, смириться заставить,
                              К подножью себе на колени поставить,
                              Чтоб верно служил я без памяти ей!

                              Она это сделала лишь простотою –
                              Невинной, наивной, по-детски святою, -
                              Свободу свою я в ответ её дарю.
                              В душе моей тёмной распахнута дверь ей;
                              По воле своей я, сражённый доверьем,
                              Склоняюсь к ногам её, как к алтарю.

                                    * * *

                                    Удивительно стройна,
                                    Умилительно скромна,
                                    Упоительно умна,
                                    Утешительно нежна –
                                    Лишь она такой одна
                                    На земле сотворена!

                                    Не могу испить до дна
                                    Реку дивного вина,
                                    Что в глазах её видна.
                                    За волной манит волна
                                    И струится, грёз полна,
                                    Как мелодия, она.

                                    Мне другая не нужна,
                                    Сердце греет лишь она,
                                    И душа обожжена –
                                    Раскалилась докрасна
                                    И, воспрянув после сна,
                                    Ярко вспыхнула она.

                                    Без неё мне ночь грустна,
                                    Без неё заря бледна –
                                    Для меня она одна,
                                    Как для вечера луна,
                                    Как для осени весна,
                                    Как для моря – глубина!

                                    Ясным пламенем она
                                    Изнутри озарена,
                                    Словно облако, вольна,
                                    Тихой прелести полна.
                                    Ты на счастье мне дана,
                                    У меня лишь ты одна!


                                    * * *

                  Так вышло, не я тебя первым
                  Светландией стал называть,
                  Но лучшего имени, верно,
                  Нельзя для тебя отыскать.

                        Светландия, значит – Светлана-страна,
                        Где подданных нет, лишь царица одна,
                        Где чащи густые и скрыты пути,
                        Где мне до границ никогда не дойти.

                  Когда я допущен бываю,
                  Доверье ценя, в ту страну,
                  На каждом шагу замираю
                  И в тихом восторге тону

                        В стране, где за каждым ответом вопрос,
                        В стране тёплых рук, золотистых волос,
                        Неведомых тайн, неоконченных снов,
                        Невидимых взглядов, несказанных слов.

                  И пусть где-то есть ещё страны,
                  Леса и простор голубой, -
                  Светландия, царство Светланы,
                  Весь мир мне закрыло собой.

                        Великим богатством в придачу со мной
                        Дано тебе властвовать только одной.
                        Светландия, значит – Светлана-страна,
                        Где раб – я один, ты – царица одна.

                              Ещё раз о Светлане-стране

                                    Каждый раз,
                                    каждый час,
                                    когда встречу с тобой
                        получаю, как дар незаслуженный,
                                    каждый шаг,
                                    каждый миг
                                    незнакомой тропой
                        я ступаю, пленённый Светланой-страной,
                        в лабиринтах секретов закруженный.

                                    И трудна,
                                    и сложна
                                    мне Светлана-страна,
                        простираясь загадкой бескрайнею.
                                    Ты одна,
                                    ты из всех,
                        кого знаю, одна
                                    не видна,
                                    никогда мне до дна
                                    не видна
                        и полна каждый день новой тайною.

                                    Без тебя
                                    без одной
                        мне земля не земля,
                                    без тебя
                                    её дни –
                        будто ночи мне.
                                    Я скажу,
                                    её благ
                        не деля, не хваля:
                                    без тебя
                                    вся земля
                        мне не стоит рубля
                        вместе с небом и странами прочими.

                                    * * *
                  Не спорьте напрасно,
                  Мне всех вас видней:
                  Нет в мире прекрасней
                  Светланы моей!
                  Пусть тонет в навете
                  Дурная молва,
                  Но вечны, как ветер,
                  Простые слова,

                                   Что самая,
                                   Самая,
                                   Самая
                                   В свете –
                                   Светлана,
                                   Краса моя,
                                   Цветик мой
                                   Светик!

                  «И что он нашёл в ней?
                  Да мало ли Свет!» -
                  Смогу ли дать полный
                  На это ответ?
                  Не хватит столетья,
                  Чтоб всё рассказать,
                  И стану лишь петь я
                  Стихами опять,

                                   Что самая,
                                   Самая,
                                   Самая
                                   В свете –
                                   Светлана,
                                   Краса моя,
                                   Цветик мой
                                   Светик!

                  Хоть с этим, быть может,
                  Поспорите вы,
                  И будете тоже,
                  Как будто, правы,
                  Но карты без боя
                  Не стану сдавать,
                  И надо быть мною,
                  Чтоб сердцем понять,

                                   Что самая,
                                   Самая,
                                   Самая
                                   В свете –
                                   Светлана,
                                   Краса моя,
                                   Цветик мой
                                   Светик!



ВЕНОК   СОНЕТОВ

                                                      1.
                              Сегодня год исполнился, родная,
                              Как наше одиночество ушло,
                              И из его пучины всплыл со дна я
                              К тебе, куда влекло меня тепло.

                              И та весна, когда нас стало двое,
                              Цветёт всё ярче в памяти у нас,
                              Дыша зарёю чистой, - ведь такое
                              Бывает, как известно, только раз.

                              Случилось, что дорогу единенья
                              Открыл, тебе открывшись, в этот день я,
                              По ней пришли мы к счастью, видит бог.

                              Летит оно мелодией флейтовой,
                              Вплетая каждый день по теме новой
                              С тех пор, как я молчать уже не смог.

                                                      2.
                              С тех пор, как я молчать уже не смог,
                              Подвластен словотворчества я тяге
                              И шлю тебе рифмованный поток,
                              Изустно шлю и даже на бумаге.

                              Как видишь, и доселе не угас
                              Тот пыл, каким страдаем чуть не все мы.
                              Пишу я с той поры и посейчас
                              Всё о тебе – другой не знаю темы.

                              А прежде ночью душной белый лист
                              Упрямо оставался нем и чист,
                              И зря над ним просиживал без сна я.

                              Ну как я мог связать два слова в стих,
                              Не вдохновившись лаской глаз твоих
                              И, отзовёшься ль мне, ещё не зная!

                                                      3.
                              И, отзовёшься ль мне, ещё не зная,
                              И, будучи с тобою так несмел,
                              Признанье сотворить решил тогда я,
                              Но чем начать – понятья не имел.

                              И вот не запасая фраз готовых,
                              Глотнув прохлады мартовской в пути,
                              К тебе под окна в сумерках лиловых
                              Приехал… И отважился зайти.

                              Каким, гадая, выйдет это боком,
                              Боясь тебя обидеть ненароком,
                              Переступал тогда я твой порог.

                              Свершилось то, что сном во мне томилось,
                              И я, отдав себя тебе на милость,
                              Ступил в огонь, склонясь у милых ног.

                                                      4.
                              Ступил в огонь, склонясь у милых ног,
                              И так стою, склонённый, и теперь.
                              Прими сонетов первый мой венок
                              И без оглядки в искренность их верь!

                              Не углядишь в них вовсе искру божью –
                              Её в помине в виршах нет моих, -
                              Но их рискую класть тебе к подножью:
                              Ведь в них – о нас, в них всё о нас двоих.

                              О том, как мы по-прежнему нежны,
                              О том, что мы с тобою с той весны
                              Ни капли друг от друга не устали.

                              И вместе мы не ведали невзгод,
                              Зато о нас самих за этот год
                              По нитке с миру, много мы узнали.

                                                      5.
                              По нитке с миру, много мы узнали
                              Со дня, не затонувшего вдали.
                              Пусть что-то утерялось там, в начале,
                              Но согласись, что больше мы нашли.

                              Я верю: своего земного счастья
                              Ещё не получила ты сполна,
                              И смог тебе отдать всего лишь часть я
                              Того, что ты от жизни ждать должна.

                              Когда твой голос сердца мне ответил,
                              Я тоже стал счастливейшим на свете,
                              И жизнь моя вступила в свой зенит.

                              Пусть нам и нынче всё напоминает
                              О той весне, что сны нам сочиняет,
                              О том огне, что души единит.

                                                      6.
                              О том огне, что души единит,
                              Нам в детстве знать не велено природой,
                              И мир вокруг ликует и звенит,
                              Безгрешен, чист и честен в эти годы.

                              О времени понятья нет тогда,
                              И полчаса полжизни нам дарует,
                              Растягиваясь дольше, чем года,
                              Года, когда лишь память воцарует.

                              Она одна нам может сохранить
                              Из детства свет, что нечем заменить,
                              И возвращать его нам временами.

                              Она одна навеки сбережёт
                              То светлое, что нас когда-то ждёт,
                              И то, что в этот год случилось с нами.

                                                      7.
                              И то, что в этот год случилось с нами –
                              Всё любо нам и дорого сейчас;
                              Живёт воспоминаньями и снами
                              Любого дня сияющий алмаз.

                              Тебе ль не снится эта деревенька,
                              Где дни летели, как волшебный сон!
                              Доныне ту струну едва задень-ка -
                              И сердце отзовётся в унисон.

                              Душой ты прижилась там в это лето,
                              Теперь тебя всегда местечко это
                              Зовёт к себе и тянет, как магнит.

                              И эти дни работ, что миновали:
                              В полях твой труд и труд на сеновале –
                              Всё память благодарно сохранит.

                                                      8 .
                              Всё память осторожно сохранит:
                              Деревню, где душа твоя осталась,
                              И лес вокруг, что вольностью манит,
                              И от работ приятную усталость.

                              И те цветы устлавшие поляну,
                              Где под горой – серебряный родник,
                              И ту тропу, петлявшую полями,
                              И всё, что нас сегодня так роднит.

                              Тебя я навещал среди разлук,
                              И, как ни скор колёс был перестук,
                              Всегда я в нетерпенье торопил их.

                              И, словно из вагонов поезда,
                              Слагалась из недолгих встреч тогда
                              Цепочка дней, таких сегодня милых.

                                                      9.
                              Цепочка дней, таких сегодня милых,
                              Протянута, как ниточки дождей,
                              Которыми нас лето накормило,
                              А может быть – как стая журавлей.

                              Они над полем парой пролетали
                              И видели, глаза скосивши вниз,
                              Как руки и мечты мы там сплетали,
                              А дальше – речку, где желтел ирис…

                              Друг к другу по ступенькам мы идём,
                              И после лета вновь прошли вдвоём
                              К сближенью шаг, но он не утолил нас;

                              Не утолилась жажда новизны, -
                              Та лесенка до нынешней весны
                              От той весны расти не утомилась.

                                                      10.
                              От той весны расти не утомилась
                              Стремительная радость наших встреч.
                              С тех пор, как мне душа твоя открылась,
                              Меня она не перестанет влечь.

                              Она открылась вдруг ещё в ту осень,
                              Как мне ты улыбнулась в первый раз.
                              Хоть лет прошло у ж более, чем восемь,
                              Но ту улыбку вижу, как сейчас.

                              За восемь лет я повидал немало
                              Красивых глаз, но память сохраняла
                              Один лишь твой, меня ласкавший взгляд.

                              И связывали нас тогда всё крепче
                              Нечастые, но памятные встречи –
                              Так бусами жемчужин связан ряд.

                                                      11.
                              Так бусами жемчужин связан ряд,
                              Так Млечный путь по звёздочке восходит,
                              Как наши дни счастливые горят
                              На сотканном за нами небосводе.

                              Пусть Время этих ярких дней огни,
                              Как свой товар, присвоило законно,
                              Но у него за пазухой они,
                              Сверкают так же, хоть и отдалённо.

                              Ну, а тогда был каждый новый час
                              Наполнен робким трепетом для нас,
                              Суля нам счастья будущего гору.

                              И к нам оно – не правда ли? – сойдёт:
                              Всему приходит в жизни свой черёд.
                              Благословим же нынче эту пору!

                                                      12.
                              Благословим же нынче эту пору,
                              Отцветшую подснежника быстрей,
                              Наивней и невинней нет которой,
                              Которой нет блаженней и острей!

                              Ты помнишь, месяц был смешной и странный,
                              Когда, за вечер тот полны вины,
                              Неловкой дружбой, стенкою стеклянной
                              Мы были меж собой разделены?

                              Но март прошёл, и кончился апрель,
                              И снег сошёл – за окнами, в душе ль, -
                              И на стекле растаяли узоры.

                              Бальзам надежды вновь в меня проник,
                              Что может и не сном явиться миг,
                              Когда сольются тихо наши взоры.

                                                      13.
                              Когда сольются тихо наши взоры,
                              Мы эхо той весны узнаем в них.
                              Она отщебетала нам так скоро,
                              Но ни единый отзвук не утих.

                              И эти в майском городе прогулки,
                              И невский лёд, шуршащий о гранит,
                              И белой ночью встреч и в переулке –
                              Всё память благодарно сохранит.

                              И нет цветов желтее и краснее,
                              Чем тот пожар тюльпанов у аллеи,
                              Которыми расцвечен Летний сад.

                              Давай же остановимся, внимая
                              Поющим в нас мотивам того мая,
                              И обернёмся с нежностью назад.

                                                      14.
                              И обернёмся с нежностью назад,
                              И постоим в немом благодареньи
                              Всему, чего слова не отразят
                              Ни в прозе, ни в витках стихотворенья.

                              А я затем лишь в руки взял перо,
                              Чтоб поцелуй снискать твой, королева.
                              Пусть всё, о чём пишу – как мир, старо,
                              Но те же мы с тобой Адам и Ева!

                              Прощай, Венок сонетов; твой закон,
                              Я знаю, до конца не соблюдён:
                              Должна быть в рифмах алгебра иная.

                              И ты прости, Светланочка, меня
                              За дар чудной, - ведь с памятного дня
                              Сегодня год исполнился родная.

                                                      15.
                              Сегодня год исполнился, родная,
                              С тех пор, как я молчать уже не смог,
                              И, отзовёшься ль мне, ещё не зная,
                              Ступил в огонь, склонясь у милых ног,

                              По нитке с миру, много мы узнали
                              О том огне, что души единит,
                              И то, что в этот год случилось с нами –
                              Всё память осторожно сохранит.

                              Цепочка дней, таких сегодня милых,
                              От той весны расти не утомилась -
                              Так бусами жемчужин связан ряд,

                              Благословим же нынче эту пору,
                              Когда сольются тихо наши взоры,
                              И обернёмся с нежностью назад.
                                                                                        (25 марта 1988 г.)

                        Посвящение к ВЕНКУ СОНЕТОВ

                  Когда-то, было дело, в жанре сём
                  Я пробовал себя однажды летом,
                  Но потерпел конфузию, и всё
                  Закончил, лишь начав, таким куплетом:

                  «От праздной меланхолии сбежав,
                  забрёл я ненароком в цех поэтов,
                  но изгнан был оттуда, лишь начав
                  Венок философических сонетов».

                  Позволь же, ныне дело заверша,
                  Преподнести тебе, моя душа
                  И подписать попытки плод повторной:

                  «ВЂнокъ сонЂтовъ оный сочинiлъ
                  вЂликiй грЂшникъ Строковъ Михаiлъ;
                  прими i проч.» За сим – слуга покорный.

                                                * * *

                              Cвета, Светочка, Светлана –
                              Как фонарик из тумана,
                              Радость ясная моя!

                        Мне Светланка, свет мой Светик,
                        Всех светлей на свете светит,
                        И светлею рядом я.

                              Светлячком мне засветился,
                              А потом уж распалился
                              Ярким солнышком тот свет.

                        Сердце луч его поймало,
                        Посветлело – и послало
                        Зайчик солнечный в ответ.

                              Будь со мной, моя Светлана,
                              И свети мне неустанно
                              Много добрых, светлых лет!

                        Никогда теперь, я знаю ,
                        Мне уж так не засияют
                        Миллионы новых свет!




                                                    * * *

                                    Гулякой прожжённым
                                    Не светит мне быть:
                                    Возьму тебя в жёны
                                    И буду любить.


                                    Твои колебанья
                                    Мне в горле стоят!
                                    Ведь знаю заранье,
                                    Что будешь моя.


                                    Так брось же гордыню,
                                    С судьбой не шути:
                                    Со мною отныне
                                    Тебе по пути!


   На главную       К полному содержанию НЕПОЛНОГО (далеко НЕ) СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ         Написать отзыв